Материалы

Никополь-АРТ

Ах, Одесса! Ах!
Да! Довелось и мне, в этом шикарном городе, ахнуть и я бы сказал, точнее - ахонуть и не раз.
Поиски работы привели меня в этот город. И так как я родился и проживал до этого в маленькой провинции, то увидив его, или точнее сказать её, - то бишь красавицу Одессу, я ахнул первый раз.
И все последующие аханья, так зачастили, что я потихоньку стал обвыкаться, обтёсываться прибрежным песочком. И уже через недельку, стал чувствовать себя, не таким расстерянным, как тогда, когда впервые выйдя с вагона и стоя на пероне, застыл на месте и ища в голове, а затем в телефоне компас, не зная куда и в каком направлении мне чалиться. Всё таки, - не засраться и сделать шаг вперёд, в неизвестность. Или всё-таки ссыкануть и полезть обратно в вагон.
Из ступора, меня вывел пробегавший мимо пацан. Схватив пакет с мамиными пирожками, куриной ножкой и банкой варенья, он мгновенно стал удаляться от меня. Не ожидая такой наглости, /я по поводу маминых пирожков, за которые я в огонь и в воду/ схватив свой рюкзак и бутылку с недопитой минералкой, я метровыми прыжками, кинулся за беглецом.
Догнав его довольно быстро и угостив, вместо маминого пирожка подзатыльником, я вдруг ясно услышал звук удаляющегося поезда. Очередное, ах вырвалось машинально. Отступать было некуда. Позади, - пустой перон. Впереди, - жизнь полная новых впечатлений.
Подкрепившись мамиными пирожками и собрав в кучу разлетевшиеся от неожиданности мысли, я решил в первую очередь найти ночлег и бросив свои пожитки, прошвырнуться по этому дивному городку, или точнее сказать, дивной городихе Одессе. Ну, короче разберусь на досуге, Одесса -это женское, или мужское имя. Если женское, - то почему тогда город, а не городиха. А если мужское, - то почему тогда Одесса, а не Одесс.
Так, ладно! Теперь, о важном! Где же, сделать привал?
Заметив на пероне бабку с табличкой в руках, двинулся к ней. На табличке было изложено её желание, видеть меня в своих аппартаментах. Перекинувшись парочкой слов и дав ей осмотреть себя, с головы до ног, мы двинулись с ней, в неизвестном для меня направлении.
Мы долго ехали в трамвае, потом шли пешком. Запасы маминых пирожков, таяли на глазах.
Неожиданно для себя, одним из них, я угостил бабку. На мгновенье, её взгляд потеплел, но тут же, смеряв меня своим оценивающим взглядом с ног до головы и поняв уже в который раз, что с клиентиком сегодня ей явно не подфартило, бабка закинув в беззубый рот остатки маминого пирожка, двинулась вперёд. Я еле поспевал.
Наконец-то мы пришли.
Передо мной раскинулось бабкино поместье. При виде его, с меня вырвалось очередное, - Ах! Уставший от впечатлений, я упал на что-то, отдалённо напоминающее кровать и укрывшись серой, заштопанной простынёй, погрузился в нирвану.
Утром, при свете дня рассмотрев тщательнее жилище и поняв, что явно погарячился отвалив за него затребованную сумму, решил найти хозяйку и выразить своё несогласие и протест.
В доме бабки не
оказалось.
Я проследовал к двери, которая вела на улицу, чтобы продолжить поиски там. И тут оказалось, что они заперты.
Почувствовав себя узником замка Иф, я с неймоверными усилиями навалился на так неожиданно возникшую передо мной преграду, жаждя свободы.
Скрипнуло в замке, дверь распахнулась, на пороге с табличкой в руках и с недовольным видом, столбила бабуля.
Сообразив, что она не иначе как ищет мне втихаря замену, я уподобясь ей, втихаря решил подыскивать себе другой ночлег.
Чтобы не проворонить бабку, на следующий день, я подорвался ни свет, ни заря и под её противный храп, выскользнул из своего заточения.
Петляя по натоптанным бабкой тропкам, доплёлся к вокзалу. У очередного столба с объявлениями, познакомился с таким же горемыкой, как я. Выпив по чашечке кофе и пожаловавшись друг другу на судьбу, тут же разбежались, каждый храня, как драгоценность, в зажатом кулаке, - обрывок с объявлением, а в серце, - надежду на светлое будущее.
На пороге нового жилища, меня встретили хозяева ,,хором''. Лысоватый мужик, его дочь неопределённого возраста и худосочные котята.
Закинув свой рюкзак с пожитками и банкой с остатками варенья, я кинулся в ванную. В ванной, на моё удивление, торчал бойлер. Обрадовавшись, я кинулся мыться, плескаться.
Моя радость, оборвалась утром, когда я с надеждой на вчерашнее удовольствие, решил принять душ.
С крана на меня, судорожно шлепнулась холодная вода. - ,,Что, за хрень?'' Подумалось мне. И в то же мгновение заметил, что кнопочка бойлера выключена. - ,,Не иначе, - случайность!'' Опять подумал я. И включил кнопочку.
Освежившись по самые не хочу, я вышел на кухню попить чайку. Не заметив спичек, пошёл шарить свои. В боковом карманчике рюкзака нашёл новый коробок. На мгновенье мелькнула мысль о маме.
Поставив полный чайник на огонь, я пошел одеваться, так как впереди меня ждал день, исполненый великих надежд, - найти денежную работёнку.
Не успев одеть первый носок, я услышал крик чайника. - ,,Класс!''Подумал, я. Чайник - спринтер. В одном носке, попёрся на кухню. Плита была заблаговременно выключена. Возле неё лежал мой,/или вроде мой/ коробок спичек. Машинально я открыл его.
В коробке сиротливо валялась одна спичка. И тут, я заметил, что сера на боках, ободрана по не могу. Это был явно не мой коробок. - ,,Странно!'' Подумал я и взялся за чайник. В чайнике болтонулись остатки воды. - ,,Странно!'' Опять подумал я. И оглянулся вокруг. Рядом никого не было.
На всякий случай заглянул втихаря, в хозяйскую комнату. Там царила идиллия. Лысоватый мужик читал истрёпанную газету, его дочь неопределенного возраста, вязала носок, рядом бегали худосочные котята. - ,,Ладно'' подумал я. - ,,Или со мной, что - то не так, Или со мной, что-то явно не так''.
Одевшись вышел на улицу. Восполнив уставший мозг каплей кислорода, добежал трусцой до остановки трамвая и сев в транспорт, покатил в центр надеясь, что сегодня фортуна, хоть малость будет ко мне благосклоннее и подкинет хоть какую-то работёнку.
Лично я, мог бы конечно ещё денёк, другой пошариться по городу, в качестве так сказать, обзнакомления, но мой желудок думал иначе.
А чтобы я не забывал о том, что хоть иногда, ему нужно подкидывать какой нибудь мясец, а не только остатки варенья, он стал сначала с перерывами,/типа азбуки морзе/напоминать о себе.
А затем не дождавшись от меня никаких действий, перешёл в наступление. И его не замолкающие вибрации, стали слышать не только я, но и окружающие. Вывод напрашивался сам собой. О своём внутреннем я, - /то есть о себе/ стоит думать в первую очередь.
Кстати о себе. Я молодой, привлекательный с двумя дипломами ветврача в кармане, /кстати сказать/. Если бы моя родня каждый раз не напоминала бы мне, сколько бабулес потрачено на мою учёбу и каким трудом они им достались, я бы давно забыл об этом неудачном эксперементе, /без моего внутреннего согласия/, сделать с меня Айболита.
Скажу прямо, никогда не испытывал большой любви к свиньям окромя как в виде зажарить, сварить. А касательно котов и собак, так у меня вообще, как выяснилось, - аллергия. По крайней мере мне так почему - то кажеться.
В связи с этим, а может как вам покажется, тут и нет никакой связи, меня потянуло в торговлю. Ну, ни прямо в ту, смысл которой стоять тупить на рынке и ждать, что кто - нибудь сжалится над твоей тупизной и кинет,/чисто из жалости/ на рубль больше, чем обозначено на ценнике.
Я же по жизни,/хоть и довелось родиться в маленьком, провинциальном/ - эстэт. Люблю красиво одеться, люблю красиво покушать, люблю красиво отдохнуть, да и вообще, - люблю... красиво.
Ну, да ладно! О, чём это я? Что - то этой красотой, я сбился с мысли. Ну, так вот о покушать. Люблю я это дело.
В связи с этим решил пристроиться поближе к еде, но и к попить тоже. И так, как фортуна, хоть и в пол оборота повернулась ко мне, своим фейсом, мне удалось пристроиться в кафешку, мыть посуду.
- ,,Фу!'' Скажите вы. А где же, красиво? Согласен! То, что красиво подавалось кому - то, до меня доходило довольно в неприглядном виде. И эта неприглядность была до такой степени явной, что выходила, а вернее вылезала за рамки моего понятия о красоте.
В связи с этим, я решил подняться на ступень выше. Стал помогать повару. Но, довольно таки быстро поняв, что между мытьём тарелок и чисткой картошки нет существенной разницы, а мой кошелёк,/ кстати заметьте кожаный, я же всё таки эстэт/неоднократно подтвердил это понятие редкостью купюр, - я стал продвигаться дальше.
Три дня, без сна и отдыха, я учил кафешкино меню. Наконец-то оно мне,/признаюсь не без труда/ с некоторыми заикалочками, но сдалось. Экзамен у меня приняли, хотя и с авансом.
Немаловажную роль в этом, сыграли мои слёзные мольбы пожалеть сиротинушку, /мама, дедушка с бабушкой, тётки с дядьками, племянники и племянници и прочие родственники, - простите!/
И так! На моей рубашке, заметьте белой, как снег/я же всё таки эстэт/ стал красоваться бейджик с моим именем. Довольно таки красивый, /как я и люблю/. С перламутровым отливом. В чём я, при каждой свободной секунде, старался удостовериться.
Жизнь потекла намного интереснее. Мой кошелёк,/ как вы уже знаете, - кожанный/ стал изредка пополняться лишними, то есть я бы сказал, не лишними купюрами. Наконец-то я попал в свою струю. Красивая еда стала изредка мелькать и на моей тарелке.
В скором времени, поднабравшись опыта, я перешёл работать в ресторан.
Бейджик, который был оставлен в качестве талисмана, отсвечивал в темноте перламутром и своим сиянием, притягивал взоры клиентов, как магнит.
Я торжествовал.
Самые крутые заказы и естественно, самые крутые чаевые, стали доставаться мне.
Моя напарница Илонка, с самого начала положившая на меня глаз и сражённая наповал моей красотой и эстэтикой, после того как я не поделился с ней, остатками недешёвой нарезочки /с заказа который увёл у неё из- под носа, благодаря своему перламутровому талисману/, стала почему-то избегать меня.
И только когда администраторша Вероника, надрываясь звала её в зал, принять заказ у случайно забредшего студента, появлялась из подсобки, пряча заплаканные глаза и недоброжелательно косясь в мою сторону.
Мне на всё это, было как - то, так - то. Тем более после того, как администраторша Вероника попросила задержаться после работы, чтобы помочь ей, подбить кассу, а заодно и поближе познакомиться.
Знакомство затянулось на неделю. Однако в один из последующих тет а тетов, как бы случайно, /но как потом выяснилось, совсем не случайно, а по наводочке моего сменщика Игорька, который имел свои виды на Веронику/ было преждевременно прервано.
Без стука и извинений, в подсобку нагло ворвалась, управляющая Илона Давыдовна.
К вечеру, когда пришло время подбивать кассу,/и в связи с тем, что место администратора оказалось вакантным/ свою помощь Илоне Давыдовне, предложил я.
Наутро, когда касса наконец - то сошлась, как два пазла, на моём перламутровом бейджике вместо должности оффициант, значилось - администратор.
Меня стали называть по имени отчеству и на вы.
Как - то, будучи приглашённым Илоной Давыдовной к ней домой, /чтобы отметить очередной юбилей/ мне посчастливилось познакомиться с её дочерью.
В этот же вечер выяснилось,что она тоже поклонница красоты и эстетики. В том смысле, что любит красиво покушать, красиво выпить, красиво одеться, да и вообще любит... красиво.
Красота и эстэтика сошлись, как два небезызвестных пазла.
После недолгих, но довольно настойчивых уговоров дочери, союз красоты и эстетики был благословлён.
В скором времени бразды правления ресторацией и ещё пары троек процветающих кафешек от Илоны Давыдовны, перешли... ко мне.
Ах, Одесса! Ахнул и ахонулся я в тебе не раз!
Но все же и мне, ты подарила великолепную перламутровую жемчужину, под названьем -
УДАЧА!


Лариса Олейник
Источник: Никополь-АРТ