Материалы

Информатор

Вот вам интереснейшая беседа предпринимателя и советника мэра Киева Максима Бахматова с советником экс-губернатора Днепропетровской области и экс-премьер-министра Украины Юрием Голиком. Послушать тут можно об инвестициях, дорогах и про «Укрзалізницю». Мы же предлагаем вам почитать самую интересную часть беседы: о прошлом, настоящем и будущем проекта «Большая стройка», который сшивает и преобразует Украину. Далее – прямая речь Юрия Голика.

ОТ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ДНЕПРОПЕТРОВСКОЙ ОБЛАСТИ К ПРОЕКТУ «БОЛЬШАЯ СТРОЙКА»

У нас была откатанная на примере Днепропетровской области схема того, как беспорядок превращать в новую инфраструктуру. И если отмотать к 2015 году, когда Резниченко стал губернатором, а я стал его советником, то основной вопрос, который мы себе задавали был такой: «Что мы должны делать? Какие наши КРІ?». Мы же не сильно в этом понимали, мы из бизнеса пришли.

Протяженность Днепропетровской области — как расстояние от Киева до Харькова. И Резниченко тогда принял решение, что дважды в неделю мы едем в один из районов, и там общаемся с местными жителями, элитами, чиновниками. И нам сбрасывали списки, что конкретно им нужно.

Например, во многих селах не было воды. XXI век, в Днепре «Проззоро» внедряется, Дима Дубилет крутые штуки придумывает, а за 50 километров от Днепра нет воды и бабушка в 80 лет вынуждена ее в колодце набирать. И нет канализации… Мы говорим: «Окей, покажите нам детский сад или школу, куда вы детей водите». А школы и садики похожи на барак. При этом на простой вопрос о том, где там туалет, звучит ответ: «А вот там за углом, метров 20». И представь наш шок, когда мы понимаем, что, например, девочка 12 лет ходит в школу, хочет в туалет зимой и что ей нужно сделать? Мы удивились, что в области самая сильная в стране промышленность, а дорог нет.

И мы пришли к простой мысли: то, чем управляет областная администрация вместе с областным советом – это областной бюджет и мы свою задачу видим следующим образом. Первое – повысить доходы бюджета, урезать ненужные расходы, ибо в этих всех делах куча идиотизма, договорняков и так далее. Мы решили сделать так называемый «бюджет развития». В официальном бюджетном кодексе такого понятия нет, это просто придуманное нами название. И решили максимальное количество денег направлять на отстройку Днепропетровской области.

Самое правильное, что мы сделали и чего в ближайшее время никто не повторит в силу разных причин – мы капитально отремонтировали около 500 дорог в малых населенных пунктах области. Это значит, что в каждом селе, как минимум, центральную дорогу мы сделали. Обычно вдоль этой дороги находится все – администрация, школа, магазин, больница и эта дорога является главной артерией села. Никто в селе дороги не делал. Вот мы их построили.

Наша точка зрения была такая: если мы не политики, избираться не собираемся, то можем делать непопулярные вещи. Сделать дорогу в селе с населением в 1 000 человек – это не популярно. Проще сделать дорогу в условном Никополе, в котором живет 150 тысяч человек и больше людей увидят результаты работы. Но мы были убеждены, что села должны развиваться, на окнах там не должны появляться заколоченные доски.  Жизнь в сёла нужно возвращать.

Второе, что мы сделали – это реконструировали 30-40 школ. При этом до сих пор еще никто не научился это делать лучше, чем мы. Все проекты, которые делаются сейчас – это еще недостаточное качество с точки зрения архитектуры, к которому привыкли мы. Надеюсь, что в 2021 году до всех окончательно дойдет, что школа должна быть современная.

Мы построили или реконструировали 65 или 75 садиков. Это тысячи мест в детских садах. Ранее в 2015 году не было свободных мест в садиках на территории области и это создавало проблемы семьям.

Также мы построили огромное количество водоводов к селам, там появилась вода. Где это было возможно, появление водовода позволяло местным жителям оплачивать тариф на воду по вменяемым тарифам.

Считаю, что мы очень много сделали невидимой работы с точки зрения патриотического воспитания молодежи.  За собственные деньги сделали в Днепре крутую Аллею Героев, построили музей АТО, который рассказывает о войне в Донецкой и Луганской области, первыми построили самый высокий флаг Украины, сделали сквер возле него. То, что в Киеве сейчас открылось, это, по сути, наша же технология и наши инженерные решения, которые мы просто передали.

Каждый день в автобусах мы привозили школьников со всей области в музей АТО, привозили на Аллею героев, где фотографии погибших бойцов, привозили к флагу Украины, привозили в расположение 25-ой воздушно-десантной бригады. Дети общались с военными, кушали в столовой, лазили по технике и все это заканчивалось небольшой экскурсией по областной администрации.

Периодически делали как: брали камеру, спрашивали у девочки или у мальчика, что происходит на востоке Украины и его отношение к России. Дети говорили, что гражданский конфликт, война, мы не знаем, Путин и так далее. А когда они это все проходили, они с заплаканными глазами говорили, что мы все поняли, у нас война с Россией, Путин – это зло и Россия нам враг. Мы воюем за свою территорию. Этого никто не рассказывал. А потом дети приезжали домой к родителям и это все говорили. Считаю это очень важным моментом. И знаю, что такую комплексную программу никто никогда не делал вообще.

В общем, было сделано огромное количество таких малозаметных вещей, про которые мы меньше рассказывали, но они были реализованы большой командой людей.

ПРОГРАММА «БОЛЬШАЯ СТРОЙКА»: ВОЗРОДИТЬ И ОБЪЕДИНИТЬ УКРАИНУ

Как родилась идея программы «Большая стройка»? Есть такое понятие как Фонд государственного развития. Каждый год – это 6-7 миллиардов гривен, которые по странной формуле отдаются в области на осуществление инфраструктурных проектов.

 

Когда в кабинете министра Гончарука мы взяли ДФРР 2019 года – мы увидели там 867 строчек. То есть 867 объектов. На 6,5-7 миллиардов страна строила 867 объектов.

Там была такая простая колонка, она называется «рік початку будівництва» 2013 год, 2008, 2015 год. Не было ни одного объекта, который бы, допустим, начали строить в июле 2018 года, а закончили в июле 2019. Они все строились 2-3 года.

А что происходит с любым объектом в нашей стране, учитывая факт, что у нас минимальная зарплата два раза в год повышается и из-за этого повышается инфляция?

Он дорожает. Потому что каждый раз, когда у тебя изменяются показатели, ты корректируешь проект. Во-первых, корректировка проекта тоже стоит денег. Во-вторых, ты начинаешь строить садик за 50 миллионов, достраиваешь до 40 миллионов и потом раз и изменилось что-то, например, курс доллара вырос, поменялись цены на строительные материалы, инфляция. Ты пересчитываешь все и у тебя получается уже на 70 миллионов. Ты его достраиваешь до 60, а потом проходит третий год, и таким образом стоимость постоянно растет.

В чем логика государственного строительства? Строить как можно быстрее без потери в качестве. Когда ты не корректируешь проект, у тебя затраты на один объект минимальны по сравнению с тем, какими они могли бы быть. Наша логика была очень простая – давайте выберем все объекты в этой стране, которые кто-то когда-то начинал. Давайте их просто возьмем и в этом году закончим. Чтобы на 1 января 2021 года из 100% объектов недостроев по всей стране осталось максимум 10% — тех, по которым есть какие-то вопросы либо касательно их целесообразности, либо проблемы в документах. Параллельно с этим, в рамках 2020 года достраивая вот этот весь беспорядок, проектировать новое.

Цель «Большой стройки» очень простая – это новое качество жизни. Как бы это ни звучало. Почему? Потому что я всё это делал на территории Днепропетровской области, видел глаза детей, которые ходят в старую школу и в новую школу. Видел, как меняется жизнь, когда есть дорога в село и нет дороги в село.  Это совершенно разные истории.

В любой отремонтированной нами школе всегда выше средний балл успеваемости и ниже процент прогулов. Почему? Потому что, когда дети ходят в какой-то каземат, они с удовольствием будут дома изображать, что они заболели. Когда они идут в нормальную современную школу, происходит обратная история — их выгнать оттуда нельзя. Когда преподаватель учит в нормальных условиях на нормальных интерактивных досках, на нормальных партах, с нормальными условиями и какими-то атрибутами, он же совершенно по-другому преподаёт.

И соответственно у этих детей всегда выше уровень образованности. Мы несколько лет это наблюдали на примере своей области, в любой опорной школе районного центра. Фактически, у детей, которых обучают в плохих школах, забирают будущее.

Отдельный вопрос: ремонт дорог. Я когда-то говорил о том, что я хочу, чтобы человек из Мариуполя сел на легковую машину и доехал до Львова. Вот сейчас из Мариуполя мы доезжаем до Запорожья, от Запорожья до Днепра. И сейчас мы активно делаем трассу Днепр-Решетиловка. Если в этом году мы ее закончим, то в принципе всё, уже дальше по трассе до Киева или до Львова человек сможет доехать. Все, страна сшита оказывается.

По плану в этом году Укравтодор делает и строит в стране 4 000 км дорог. В прошлом году было 800, а сделано из которых 130 – это наши Запорожье- Мариуполь. И областные администрации должны сделать 2,5 тыс км. Итого, 6,5 тыс км. А в следующем году, мне кажется,  Укравтодор должен делать 7-8 тысяч километров. То есть увеличивать в 1,5-1,7 раза километраж этого года.

Потому что президент сказал, что это его приоритет. Мир на Донбассе его приоритет, дороги  тоже его приоритет. Он, как президент, задал направление. Дальше очень простая вещь – там должен быть кто-то на уровне исполнителя, но в данном случае это Укравтодор и Кубраков – его глава, который слышит президента и делает всё, чтобы запланированное было сделано.

ЧТО БУДЕТ ДАЛЬШЕ

Очень хочу, чтобы в этом году «Велике будівництво» завершилось с теми KPI, которые были заложены. Также я хочу, чтобы успели запланироваться на следующий год. Пройти все процедуры, чтобы в следующем году не с марта, а с февраля начать, как погода позволит. Бюджет однозначно будет больше, потому что машина раскачивается, и это хороший мультипликатор для экономики.

Татьяна Чумакова

Источник: Информатор